Александр Ахтямов: "Главное для художника — свобода"

Александр Ахтямов — художник-живописец из Сергиевска. В свои 34 года он уже 10 лет преподает в художественной школе, является членом Творческого союза художников России и участвует в выставках всероссийского масштаба.

— В какой момент вы решили, что станете художником?

— Я родился в семье художников: отец всегда рисовал, мама — учитель рисования в школе. С самого детства они говорили, что у меня есть способности. С 2 лет я начал рисовать, а в 1996 году в Сергиевске открылась художественная школа, и я стал одним из первых, кто туда поступил, сообщает «Волга Ньюс».

Позже, с 2002 по 2007 год, обучался в Самарском государственном педагогическом университете на кафедре изобразительного и декоративно-прикладного искусства, а сейчас работаю в Сергиевской ДШИ.

— Близкие поддерживали ваш выбор или настаивали на «настоящей» профессии?

— Поддерживали. Для меня творчество всегда было на первом месте. Я гуманитарного склада ума, поэтому мне было бы тяжело учиться, к примеру, в Политехе.

— Кого вы можете отнести к вашим наставникам?

— Главный наставник — мама. Это первый человек, кто поверил в меня и верит до сих пор, надеюсь. Потом мой первый преподаватель в художественной школе — Владимир Петрович Соловьев. Мы с ним до сих пор общаемся. Он меня поддерживает, где надо — критикует, подсказывает. Он в какой-то степени и повлиял на мою творческую судьбу.

Следующий человек — Татьяна Владимировна Краснощекова, заведующая кафедрой ИЗО и ДПИ в Педе, она и сейчас там работает. Она разглядела меня, за что ей большое спасибо. Ну, потому что, честно говоря, я подавал слабые надежды: мальчишка из деревни приехал поступать в город, вы представляете. Мне было довольно сложно пройти конкурс, тем более что из-за финансовых трудностей я не посещал подготовительные курсы.

Можно сказать, что я оправдал веру и надежды Татьяны Владимировны, не забросил рисование после получения диплома и вот уже 10 лет работаю по специальности — педагогом с детишками. Пару лет назад к нам в школу искусств пришла работать ученица из первого выпуска, которому я преподавал. Видимо, мой труд и труд моих наставников был не напрасным.

— Каком направление вам больше нравится?

— Раньше я всегда восхищался пейзажной живописью, а в последнее время больше привлекают сюжетные картины, станковые, где отчасти есть пейзаж, но по большей части это образ, навеянный впечатлениями.

— У вас много сюжетов сельской жизни. Они подкупают своей правдивостью и узнаваемостью. Вы пишите реально существующие места или это собирательные образы деревни?

— Да, это существующие места. Дело в том, что все детство я провел у бабушки в деревне Чекалино. Как только приезжаю туда — сразу черпаю вдохновение. Жаль, конечно, что такие родные места меняются и очень сильно трансформируются спустя какое-то количество времени. Хочется запечатлеть, как все это было и как стало.

— Можете сказать, в какой момент вы почувствовали себя художником?

— По-настоящему я почувствовал себя свободным художником, а не педагогом, после молодежного фестиваля художников, который проходил в четырех районах в 2009 году. Мы работали с ребятами из Чебоксар, Владимира и других городов. Именно тот выезд помог понять, что мы действительно что-то можем.

— Вы состоите в Творческом союзе художников России. Как вы туда попали? И обязывает ли членство в нем к чему-либо?

— В Самаре есть два объединения: Союз художников России и Творческий союз художников России. Это абсолютно разные организации, и я состою только во второй. Попал я туда по наводке Владимира Петровича Соловьева. Однажды он позвонил мне и сказал: «К нам едут ребята из «ТСХ», хотят посмотреть работы и предлагают вступить к ним».

В итоге приехала группа людей, комиссия, посмотрела наши работы и приняли к себе меня и еще трех человек. Оформили несколько документов и нам выдали членские билеты. Так что с 2010 года я являюсь членом Творческого союза художников России и постоянно участвую в их выставках.

А в Союз художников России меня звали, но я человек не особо пробивной. Мне важнее сам факт свободны и творчества, нежели статусы и титулы.

Если говорить об обязанностях, то членство обязывает только совесть. Нам предоставляют график выставок на определенный период, и по желанию художник может участвовать. Может быть, у него уже есть картина на выставку, а может быть, к тому моменту он напишет что-то новое. Это огромный стимул для того, чтобы работать.

— В каких выставках вы участвовали ?

— Всего и не вспомнить. В 2010 году я занял призовое место в выставке-конкурсе молодых художников «Картина года. Пейзаж, натюрморт». Участвовал в англо-российском благотворительном аукционе Charterhouse Charity Art Auction, и одна из моих работ улетела в Лондон.

Также постоянно участвую во всевозможных выставках местного масштаба. В 2017 году посчастливилось отправить свои картины на передвижную выставку «Живописный Сергиевский край». В 2018 году возил 40 своих работ на персональную выставку в Отрадном, а потом поучаствовал в «Большой Волге XII» и прошел в двадцатку художников, которые представляли Самару в Нижнем Новгороде.

В прошлом году я участвовал в выставке в рамках празднования 20-летия творческого союза художников России «Вниз по матушке, по Волге», которая сначала проходила в музее Алабина, потом в ДК «Чайка» в Управленческом. В данный момент эта выставка находится в Новокуйбышевске в галерее «Виктория».

— Бывает ли волнение от того, как картины буду приняты публикой?

— Конечно. Художник не может быть без зрителя. Ему необходимо получить либо лайк, либо дизлайк. Лайк — сразу хорошо на душе, появляется стимул работать дальше. Дизлайк — тоже стимул. Значит, что-то недоработал, недодумал.

— А как можно отследить реакцию?

— Благо, сейчас есть Интернет и можно писать комментарии — это большой плюс. Причем социальные сети дают огромную возможность художникам из разных городов общаться и следить друг за другом.

Например, в Instagram я подписан на некоторых художников, которые сейчас творят историю искусства России. Конечно, звучит это слишком громко, но тем не менее можно отследить, в каком направлении мы сейчас движемся.

— Общаетесь с кем-то из самарских художников?

— Да, с некоторыми. Опять же, мы поддерживаем связь через Интернет. Все мои знакомые, с которыми я учился, перестали заниматься рисованием, и в какой-то степени тут, в селе, есть нехватка общения с единомышленниками. Приходится вариться в собственном соку. Смотришь на тольяттинских художников — у них да, тусовка из пяти-шести человек, они здорово работают тандемом, вместе выезжают на этюды.

— У вас нет планов переехать в Самару? Ведь там больше возможностей.

— Я прекрасно понимаю, что в городе другие возможности в плане творчества, выставочной деятельности, но мне пришлось этим пожертвовать, ведь я осознанно не остался жить в Самаре. Город — не мое.

Поэтому мыслей о том, чтобы переехать туда, у меня нет. Тем более, если я уеду, кто будет учить рисовать ребятишек в Сергиевске? Вдруг один из них, не получив художественного образования, станет потом еще одним слесарем? Ну уж нет.

— Сложно ли заслужить признание?

— Не знаю, если честно. Я не гонюсь за славой, мне этого не надо. Я больше гонюсь за свободой, а творчество дает ее. Свободу, когда ты можешь писать и высказывать свои мысли и чувства. Это очень дорого стоит. Мне кажется, свобода важнее, чем какие-то титулы или регалии. Естественно, хочется выставляться, чтобы люди видели твои работы, как-то реагировали на них. Нельзя писать работы и складывать их в темный угол.

— Можете дать человеку, который хочет писать, несколько дельных советов о том, как следует раскрыть ему свой талант?

— Писать и еще раз писать, ведь талант… Что такое талант? Плата, которую родители ученика платили учителю за обучение. Это еще из Древней Греции пошло. Есть талант — можешь учиться.

А если серьезно, то нужно просто стараться и искать любую возможность, чтобы попрактиковаться без всяких отговорок на отсутствие времени. Главное — любить свое дело, тогда все получится.

— А что нужно настоящему художнику для счастья?

— Свобода! У меня натура такая дурацкая — я увлекаемый человек. Это, с одной стороны, может, и портит мне жизнь, а с другой — спасает. Я не понимаю людей, которые говорят: «Ой, мне нечем заняться».

Да у меня такого никогда не было! И мне очень хотелось прожить не одну, а четыре жизни. В первой жизни я был бы замечательным художником, который занимался бы только творчеством и ничем больше. Во второй я был бы семьянином, воспитывал бы своих сыновей. В третьей жизни я бы стал великим рыбаком, который наплевал на все и такой: «Ага, солнце светит — все, я поплыл за рыбой». Ну и в четвертой жизни я бы хотел быть строителем, который строит дом для себя и своей семьи.

Но, как вы понимаете, все это приходится совмещать в одной жизни и чем-то жертвовать: работой, искусством, рыбалкой, иногда даже семьей. Поэтому я считаю, что свобода для художника — это главное.


Оставить комментарий:



Немного рекламы
Создание и доработка сайтов | Веб-студия Ladya Digital
ladyadigital.ru
Оживляем интернет-ресурсы любой сложности - от небольших лендингов до огромных онлайн-магазинов