Психолог Ангелина Сигал: "Сейчас люди страдают от непонимания того, что им делать"

Статистика прироста заболевших Covid-19, «удаленка» у детей, она же у родителей, и в итоге дом часто превращается из крепости в «горячую точку». Год 2020-й закручивает гайки, и, кажется, конца и края этому не будет. Что делать? Как принять новые правила игры и не потерять при этом себя и семью? И главное: наступит ли она, нормальная жизнь, после пандемии? Об этом и не только — в интервью с психологом, Ангелиной Сигал.

— Есть ощущение, что психологическая помощь сейчас нужна очень многим…

— В условиях пандемии организацию доступной психологической помощи людям считаю крайне важной. «Психологические плоды» пандемии неизбежно придется вкусить. Так устроена наша психика, что любое переживание важно прожить. И лучше сделать это в моменте и правильно, чем потом пожинать последствия, сообщает «Волга Ньюс».

— То есть, помимо очевидных проблем, нам еще ждет долгоиграющий эффект?

— Да. То, что мы переживаем сегодня, — это психологическая травма. Естественно, каждый проживает ее по-своему. Если психика справляется, то после стабилизации ситуации человек постепенно успокаивается и возвращается к привычному ритму жизни.

Часть же людей, с менее гибкой и подготовленной психикой, после нормализации могут еще длительное время чувствовать тревогу, столкнуться с нарушением сна, кошмарными сновидениями, депрессивным состоянием, болезнями психосоматического плана — и вот это уже звоночек. Эти моменты желательно проработать с психологом, чтобы прийти к равновесию.

— Мы живем в условиях пандемии уже почти полгода. У вас есть обращения, первопричина которых — ковид?

— Обращений именно в разрезе «боюсь заболеть» или «мне страшно от того, что происходит вокруг» ни у меня, ни у коллег, с которыми я общаюсь, не наблюдаю. Но нужно понимать, что когда общее состояние тревожное, то начинают трещать по швам разные сферы жизни: мы становимся раздражительными, портятся отношения с родными, возникают конфликты на работе.

А значит и «вдруг» возникшие сложности отчасти могут быть откликами текущей нестабильной ситуации. И чтобы начинать их решать, важно понять, что в условиях неопределенности люди начинают тревожиться, терять чувство безопасности. Страх перед неизвестностью, страх смерти может перерасти в панику. Именно паника руководила большинством из нас весной, в первую волну пандемии.

— То есть сейчас паники уже нет?

— Если посмотреть в разрезе, как было весной и как сегодня, то действительно мы имеем дело с разными состояниями. Весной были какие-то цифры, какие-то статистические данные, именно КАКИЕ-ТО, это было где-то далеко. Сегодня практически либо в каждой семье есть болеющий, либо есть знакомые болеющие. Понятно, что не все диагнозы ковидные, но тем не менее болезнь стала «ближе», реальнее.

И если весной мы испугались самоизоляции в буквальном смысле, что нас всех закроют, и нельзя будет выйти из дома за продуктами (вспомните очереди, пустые полки), то сегодня нас это уже не страшит. Мы поняли, что продукты — восполняемый ресурс, мы к этому адаптировались.

Весной была паника. Сегодня уже можно говорить о большем принятии ситуации.

— Весенний ажиотаж спал, но поток ковидного негатива — увы, нет. Как защитить себя от «информационной пандемии»?

— Не надо себя защищать. Так устроена наша психика, что для переживания той или иной травмы она ищет похожие ситуации. Другими словами, если вы столкнулись с проблемой, вы интуитивно начнете искать информацию: а было ли такое у других людей? как они справились?

Расскажу на собственном примере: когда заболели мои родители, я была очень напугана — как они справятся, что делать? И поймала себя на том, что, по сути, начала искать больше информации о больных, начала с ними общаться, поддерживать.

Обсуждение проблемы с кем-то, признание собственной уязвимости, возможность поплакаться, даже переложить, как говорится, с больной головы на здоровую — это попытки справиться с переживаниями. Проживание ситуации разгружает психику. Поэтому, если вам хочется читать новости, обсуждать происходящее, — читайте и обсуждайте. Важно при этом осознавать свои переживания, чувства. Когда чувства прожиты — наступает спокойствие, и искать информацию уже не хочется.

— Не кажется вам, что есть момент «накручивания» людей? Очереди в платных клиниках на анализы на антитела к COVID-19 по личной инициативе — отнюдь не выдумки.

— А как человеку, переболевшему чем-то со схожими с ковидом симптомами, убедиться, что у него был не ковид, если он не сдаст анализ? И тут не идет речь о накручивании. Сдавая анализ, мы ищем успокоения. Вот я переболел, у меня антитела, а значит я в безопасности.

Кроме того, если бы всем болеющим респираторными заболеваниями делали тест или же ставили диагноз «коронавирусная инфекция» на основании клинических проявлений, то такого недоверия врачам, наверное, не было бы. А сейчас получается, что люди идут перепроверять диагноз.

На мой взгляд, еще существует недостаточная информированность со стороны властей, у людей нет четкого плана действий. Я не говорю о стандартах (позвоните в поликлинику и оставайтесь дома, если вы были в контакте с заболевшим…). Я имею в виду, что люди страдают от непонимания того, что им делать, когда им не оказывают своевременную медицинскую помощь, когда «скорая помощь» долго едет, врач не приходит, а консультирует по телефону… Это же новая реальность для нас! Нам страшно, нам непонятно. Значит, нужны инструкции.

— Во время беседы слово «страх» прозвучало уже не раз. Это ключевое чувство у людей на текущий момент?

— Да. И необходимо понять, что страх — это нормально. Когда есть реальная угроза (а угроза заболеть есть!), бояться — нормально. Страх несет функциональную нагрузку. Когда мы боимся, мы думаем, как спасти свою жизнь. Я испугался, пошел и купил лекарства, купил еду впрок и сижу дома. Но в этой точке важно понять — конструктивную функцию несет страх или деструктивную.

Остановитесь и подумайте: я действительно себя плохо чувствую и мне нужно лекарство, или я так снимаю свою тревожность? Плюс, страх — это также регулирующая функция: если я боюсь заразиться, то использую маску, антисептики, дистанцию. Это нормально. Но если я все это делаю, а страх не уходит и появляется беспокойный сон, хроническое напряжение, паника, то это деструктивно, уровень страха нужно снижать.

— Дадите рецепт, как это сделать?

— Любое чувство нейтрализуется, когда его проживаешь по-настоящему. Взгляните в глаза своему страху, проговорите с собой: вот я сейчас боюсь, а чего я боюсь? Что именно меня пугает? Когда вы по полочкам все разложите, то поймете: вот этот момент меня страшит, а вот это вроде и не очень. Потом мысленно вернитесь к пугающему фактору, почувствуйте его физически.

Реальный страх отражается в телесных ощущениях: например, сжались мышцы живота, появился ком в горле, ноги подкашиваются и т.п. Так ваша психика транслирует вам, что вы живой человек. Разрешите себе этот страх. Проговорите: да, я человек, я имею право бояться, даже до дрожи в коленях. И тогда чувство страха начнет трансформироваться.

После страха может прийти злость. Почему так все??? Я жил, никому не мешал, и нА тебе, появился какой-то вирус и все порушил. Далее злость может перетечь в грусть. Сегодня грусть — самое адекватное чувство. Грустно, что все так происходит. Проживая чувство грусти, мы приходим к принятию. Да, ситуация — она такая, неприятная, но она есть. В итоге мы приходим к спокойствию, принимая реальность.

— То есть отпустить ситуацию, сдаться?

— Не сдаться. Успокоиться. Состояние покоя — ресурсное, в этот момент вы можете обратиться к себе: а чего я хочу? Чего мне не хватает? Например, вы на удаленной работе, чего вам не хватает в этом формате? Возможно, общения с коллегами. А что вам давало общение с коллегами — эмоции. А как вы можете по-другому удовлетворить ваши эмоциональные потребности?

И тогда запускается механизм поиска новых решений: от ZOOM и онлайн-конференций до поиска новой работы, хобби и т.д.

— Раз затронули тему онлайн — как вы считаете, повлияет ли пандемия на психологию общества в целом, на образ жизни?

— Знаете, для психики очень важно знать, что любая трудная ситуация не навсегда. Не случайно сейчас много разговоров, рассуждений, прогнозов на тему окончания пандемии. Это чисто психологический момент, людям важно знать сроки. И уже в зависимости от того, как долго условно-новая ситуация будет продолжаться, зависит приживание новых социальных навыков.

Если пандемия закончится через три месяца, то мы радостно скинем маски и вернемся к прежнему ритму. А если год, два, пять? Тогда маски, дистанция, онлайн-общение станут нормой, могут измениться привычки, например, уйдут рукопожатия, обнимашки при встрече с друзьями.

— Не станем ли мы дальше друг от друга в эмоциональном плане?

— Я предполагаю, что нет. То, о чем я сказала выше (рукопожатия и т.д.) — это привычки, ритуал. Безусловно, телесный контакт важен, но еще важнее ценности — семья, дружба, общность, взаимопомощь — они выходят сейчас на передний план. Общая беда объединяет.

— То есть разговоры о том, что самоизоляция привела к скачку разводов и усилению проблем между родителями и детьми, необоснованны?

— Скажем так, «где тонко, там и рвется». Когда в семье до пандемии были эмоциональные проблемы, в условиях самоизоляции они лишь обнажились. Усугубило ситуацию ощущение нестабильности и неопределенности. Нас посадили на удаленку, детей тоже. Надолго? Непонятно. И первое, что летит в эмоциональном плане, — это состояние безопасности и опоры. Отсюда срывы на близких.

Поэтому чувство безопасности важно восстанавливать. Есть хорошее телесное упражнение «Дерево». Можно встать на ноги, твердо опереться на них, закрыть глаза и представить, что ноги — это ваши корни, уходящие глубоко-глубоко в землю. Почувствуйте, как крепко они вас держат. Поймайте это состояние, зафиксируйте его эмоционально и возвращайтесь к нему каждый раз, когда почувствуете, что вам некомфортно и тревожно.

И, конечно, обязательно говорите о своих чувствах и переживаниях с близкими. Конфликты возникают тогда, когда люди избегают своих чувств, прячут и копят их.

— С детьми та же тактика?

— Да. Находите время для детей, интересуйтесь, говорите. Самоизоляция наглядно вскрыла проблемы в семьях. Если в семье было принято разговаривать и поддерживать друг друга, они справились. Если семья жила отстраненно — отработали, пришли, поели, посмотрели телевизор, уснули — таким семьям сложнее пережить самоизоляцию.

К сожалению, эмоциональный холод — частая история в семьях, родители не разговаривают с детьми, не знают об их интересах, переживаниях. Муж не понимает чувств жены, жена не понимает потребностей мужа. И люди даже не обсуждают это. Одно дело, когда это все приправлено возможностью выйти на работу и там отвлечься от семейных проблем, и другое дело — лишиться этой возможности.

Совет только один: профилактируйте свое состояние. Контактируйте с собой, своими чувствами и ощущениями, ищите точки покоя, говорите с супругой или супругом, со старшим поколением, с детьми. Понимаю, сложно. Но надо учиться.

Возможно, это те уроки, которые нам дает сейчас пандемия, — становиться ближе друг другу, более открытыми и внимательными. И пусть даже сначала кто-то отмахнется, скажет дежурную фразу, что все хорошо. Но на подсознательном уровне останется зарубка: мной поинтересовались, я не безразличен.

Вообще, любой кризис, в том числе в ситуации пандемии, — это сложный, но интересный период. Важно пройти его продуктивно, и тогда на стадии результатов мы увидим, что всякий опыт был дан нам на пользу. Желаю всем с честью пройти нынешние испытания. И главное — сохранить здоровье, физическое и эмоциональное.


Оставить комментарий:



Немного рекламы
Создание и доработка сайтов | Веб-студия Ladya Digital
ladyadigital.ru
Оживляем интернет-ресурсы любой сложности - от небольших лендингов до огромных онлайн-магазинов